О «стволовых клетках» в науке и медицине

0
25
О «стволовых клетках» в науке и медицине

Открытие «стволовых» клеток, считается одним из самых рейтинговых научных открытий. «Сказать «стволовая клетка» – это ничего не сказать. Это чуть — чуть более узко, чем просто клетка», – объясняет доктор биологических наук Мария Андреевна Лагарькова.

Сам термин в начале XX века предложил российский учёный Александр Максимов.

Многие клетки имеют гораздо более короткую жизнь, чем сам организм. Кровь постоянно обновляется. В тканях кишечника и кожи, тоже все время рождаются новые клетки.

Стволовые клетки (СК) сидят до поры до времени в специальных местах, которые называются «нишами», и, когда нужно, начинают делиться. Во взрослом организме их, разных, много, универсальной не существует. В каждой ткани – своя. Стволовая клетка мозга не может создать новую сердечную, гепациты печени и то, из чего рождаются нейроны, – тоже разные единицы. В одной только крови несколько типов клеток, выполняющих совершенно разные обязанности. У одних они защитные, другие доставляют кислород. И для каждой нужен свой источник.

Стволовые клетки крови – первые, получившие широкое применение. Их используют ещё с 1970 — х годов, но, правда, не как отдельно выделенные. Пациентам, страдающим лейкозом, у которых вместе с опухолевыми убивают клетки крови, пересаживают костный мозг донора, запуская кроветворение заново. Впрочем, с прошлого века учёные далеко продвинулись в изучении наших чудо — клеток. И за это время вокруг темы возникло немало безумных мифов.

Одним из мифов считается, что если заморозить пуповинную кровь, потом можно вылечиться от всего.«Увы, это не так. Когда рождается ребёнок, остаётся плацента с участком пуповины, откуда берётся кровь. Если последнюю правильно заморозить, то у младенца будет запас собственных стволовых клеток крови. Берут около 70 — 80 мл, этого достаточно, чтобы восстановить кроветворение ребёнка или взрослого до 50 кг»,– рассказывает Мария Лагарькова.

Конечно, все мы надеемся, что здоровье нас не подведёт. И уж тем более ничего не случится с нашими детьми. Поэтому заморозку пуповинной крови давай считать продвинутой страховкой «Каско». Которая может помочь потом, например, совершенно незнакомым людям – одному из 10 тысяч (такова совместимость). Банки крови по всему миру создают реестры, и в случае критической ситуации по ним ищут стволовые клетки для заболевшего. Иногда необходимо несколько доноров – подросшие люди обычно весят все же больше полусотни килограммов, — дополняет Лагарькова.

«Откуда берутся эмбриональные клетки? Мы прекрасно все знаем об ЭКО – экстракорпоральном оплодотворении. Обычно женщине, у которой не получается забеременеть самостоятельно, подсаживают не больше двух эмбрионов – лучших. Остальные хорошие замораживают – их можно будет также использовать для зачатия годы спустя. Но есть и эмбрионы, что плохого качества. Их, с согласия родителей, безвозмездно передают науке. Это и есть эмбриональные стволовые клетки (ЭСК), с которыми работают учёные всего мира. Не надо путать их с абортивным материалом и вспоминать страшные истории из ТV», — объясняет доктор биологических наук.

Для медицины описанные клетки сделали очень много. «У нас нет возможности другим образом изучать эмбриональное развитие. Благодаря им, мы смогли многое понять про то, как развиваются ткани. Всё — таки человек – это не большая мышь без хвоста. Подобные исследования необходимы», – дополняет Мария Андреевна.

«Чтобы животное появилось на свет, взрослое ядро поместили в яйцеклетку, из которой её ядро было убрано, и перепрограммировали внесённое в эмбриональное состояние. Делается это буквально физически – под микроскопом с помощью микроманипуляторов. Не то чтобы процесс простой и рутинный, но в целом отработанный. Сейчас в мире разгуливают клонированные животные, а в американских супермаркетах даже продаётся их мясо. Этот способ помогает сохранять особо ценные качества скота», — рассказала Лагарькова.

Для науки превращение взрослой клетки в эмбриональную имело огромное значение. Например, учёные многое поняли про старение и развитие организма. Шиня Яманака, профессор Института передовых медицинских наук Университета Киото, пошёл дальше, и придумал использовать методы генной инженерии. Четыре гена с помощью вируса вносят в клетку и репрограммируют её, превращая в стволовую. Берутся любые клетки, например фибробласты кожи, на них наливают специальный раствор, и миллион стволовых клеток готов. «При этом решаются два вопроса. Во — первых, совместимости. Из любой ткани человека можно сделать подходящие ему стволовые клетки. Нужно немножко крови, кожи или волос. Во — вторых, этический. Никакого разрушения эмбриона и препятствий религиозного характера», – рассказывает Лагарькова.

В лабораторных условиях сейчас проводятся эксперименты по лечению болезни Паркинсона. Это нервно — дегенеративное заболевание, связанное с мутациями во вполне определённых генах. Можно взять биопсию кожи больного, сделать индуцированные плюрипотентные стволовые клетки, а из них – нейроны, которые при этом расстройстве повреждены. Создав модель болезни, реально проверить лекарства, и для конкретного человека.

«Большая часть медицинских препаратов, которые сейчас находятся в разработке фармакологических компаний, никогда не выйдет на рынок, потому что они обладают кардио — или гепатотоксичностью – разрушают сердце и печень. Сейчас, чтобы протестировать лекарства, используют раковые клетки (то есть не нормальные) либо мышиные (но это не человек), – объясняет наш эксперт. Поэтому хорошо бы иметь нормальные клетки, на которых все можно тестировать.»

Источник: https://whealth.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here